Содержание

УСТЮЖСКИЙ КРАЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 годов

Территория Устюжского края в годы Великой Отечественной войны включала 2 района - Великоустюгский и Усть-Алексеевский, упраздненный в 1928 году.

Постановлением ВЦИК от 25 января 1935 года Усть-Алексеевский район вновь был восстановлен. Его территория составляла 1355 квадратных километров. Район объединял 9 сельсоветов (Верхнешарденгский, Нижневарженский, Орловский, Липовский, Викторовский, Нижнеюгский, Верхневарженский, Шасский, Теплогорский), 268 населенных пунктов. Количество населения в 1936 году составляло 23 127 человек {1}. Территория Великоустюгского района составляла 6287,5 квадратного километра, объединяла 22 сельсовета, 657 населенных пунктов. Город Великий Устюг на основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 сентября 1939 года был выделен в самостоятельную административно-территориальную единицу. Население города в то время насчитывало 28 027 человек, а всего в Великоустюгском районе проживало 85 572 человека {2}.

Начавшаяся война значительно изменила работу местных органов управления и поставила перед ними ряд новых задач: создание местной противовоздушной обороны, проведение всеобщего военного обучения, массовой подготовки резервов для армии и флота, мобилизации населения на работы, имеющие оборонное значение, приспособление предприятий края к обслуживанию потребностей фронта, размещение эвакуированных и другие.

Уже летом 1941 года в Великий Устюг стали поступать группы эвакуированных из прифронтовой полосы. В целях обеспечения жилой площадью семей эвакуированных, их трудоустройства 19 июля 1941 года при горисполкоме была создана комиссия, в которую вошли К. П. Осиев (секретарь горисполкома), А. Н. Перевалов (начальник спецчасти), А. Ф. Сотников (зав. Сектором кадров) {3}.

Самое большое количество эвакуированных прибыло в Устюжский край в 1941 году (в Великий Устюг - 951 человек {4}, в Усть-Алексеевский район - 308 человек {5}). С рабочими, их семьями, со всем оборудованием в Устюг были переведены Шлиссельбургский судоремонтный завод, Гомельская и Одесская щетинно-щеточные фабрики, авиалесоустроительная контора треста лесной авиации из Вологды, дошкольный детский дом из Устюжны6. Больше всего эвакуированных было из Ленинграда и Ленинградской области (в 1941 году - 160 семей, или 307 человек) {7}. Прибывали они и из Мурманской, Калининской, Смоленской, Московской и других областей, а также из Белоруссии, с Украины, из Карело-Финской ССР и др. В Усть-Алексеевском районе на 12 сентября 1942 года насчитывалось 493 эвакуированных {8}. На 15 сентября 1944 года в Великоустюгском районе проживало 1247 эвакуированных граждан {9}. Все они расселялись в домах частного сектора и домах горжилфонда на имеющуюся свободную площадь и в порядке уплотнения. Специально для эвакуированных в городе были построены на Кузнецкой улице два деревянных двухэтажных дома по 8 квартир {10}. Дети, прибывшие в район без родителей, устраивались в детские дома. Все трудоспособные граждане трудоустраивались, причем многие получили возможность работать по специальности. Детей из эвакуированных семей устраивали в детские сады, ясли, школы. Устюжане оказывали этим семьям необходимую помощь в приобретении одежды и обуви, бесплатно доставляли дрова, выделяли нуждающимся денежные средства, земельные участки под огород {11} .

Сложнейшим делом в условиях войны оказалось снабжение населения города продовольствием. 13 октября 1941 года при горисполкоме было образовано "Бюро продовольственных и промтоварных карточек". Население города было поделено на категории. В 1942 году выдавали рабочим и служащим по карточкам первой категории 800 граммов хлеба, второй категории - 600, третьей - 400 граммов. Цены на все продукты питания выросли. Весной 1942 года картофель на рынке стоил 40-50 рублей решето, молоко - 25-30 рублей литр, мука - 600-800 рублей пуд. В магазинах было пусто. Из города в деревни Кичменгско-Городецкого и Никольского районов потянулись по тракту женщины с санками для обмена вещей на хлеб, зерно, картофель. Пять месяцев, начиная с января 1942 года, населению города не выдавали по карточкам ничего, кроме хлеба {12}.

Огромное значение в снабжении населения города продовольствием имело создание собственной продовольственной базы. Этот вопрос стал одним из главных уже весной 1942 года. При горисполкоме был создан специальный сельскохозяйственный отдел, задачей которого являлась помощь населению и предприятиям в организации индивидуальных и подсобных хозяйств. Выращиванием зерновых, овощей, скота занялись не только торгующие организации, но и промышленные предприятия, артели, лечебные и детские учреждения. В 1942 году количество подсобных хозяйств предприятий увеличилось с 10 до 50 {13}. Осенью от них было получено 263 тонны картофеля и 177 тонн других овощей {14}. Коллектив щетинно-щеточной фабрики на своем подсобном хозяйстве собрал 968 центнеров овощей и 725 центнеров картофеля {15}. Это дало возможность значительно улучшить питание рабочих. В подсобном хозяйстве городской больницы занимались не только выращиванием овощей, но и пчеловодством {16}. Посевные площади в подсобных хозяйствах постоянно увеличивались: в 1941 году они составляли 758 гектаров, в 1942 - 818, в 1943 году - 998 гектаров {17}. Горожанам выделялись дополнительные земельные участки под индивидуальные огороды.

Для улучшения снабжения жителей города необходимыми продуктами и товарами были созданы четыре ОРСа с сетью столовых и магазинов: на заводе им. Нацфлота, на щетинно-щеточной фабрике, на Кузинском заводе, в Севрекпути и филиал ОРСа стройтреста при строительном техникуме.

С целью контроля за расходованием нормированных товаров в октябре 1942 года при горисполкоме было организовано контрольно-учетное бюро (начальник и 4 контролера). При проверке установили факты хищения талонов в военторге, продуктов питания в спецшколе, присвоения хлебопродуктовых карточек в костном тубдиспансере и другие злоупотребления. В 1942 году выявлено растрат и хищений по отделению торга на 16 тысяч рублей, в ОРСе завода им. Нацфлота - на 3,2 тысячи рублей {18}. В апреле 1943 года специальная комиссия обследовала Дом ребенка. В акте отмечалось, что у большинства детей наблюдается истощение вследствие недоедания (из-за систематического расхищения продуктов). Комиссия передала дело следственным органам {19}. В 1945 году было вскрыто незаконное расходование продуктов в Янковском детдоме. Среди детей наблюдались случаи заболевания дистрофией {20}.

Промышленность

К 1941 году Великоустюгский район в промышленном отношении являлся самым развитым на северо-востоке Вологодской области. На территории города и района работали предприятия союзного, республиканского и областного значения: завод им. Нацфлота, щетинно-щеточная фабрика, фанерный завод "Новатор", Красавинский льнокомбинат, леспромхозы, литейно-механический, пивоваренный, водочный заводы, хлебокомбинат и другие. Продукцию местного значения выпускали артели: "Красный кондитер", "Канат", "Объединение", им. Калинина, "Красный бондарь" и многие другие. Промышленность Усть-Алексеевского района была представлена льнозаводом, маслозаводом и несколькими кустарно-кооперативными артелями.

24 июня 1941 года военный совет Архангельского военного округа принял постановление "Об обеспечении порядка и оборонных мероприятиях по Архангельской и Вологодской областям". В соответствии с данным постановлением на предприятиях был удлинен рабочий день, вводилась двухсменная и трехсменная работа. Круглосуточно работали хлебокомбинат, водочный и пивоваренный заводы {21}. Уже в первый месяц войны на предприятиях пришлось пересмотреть ассортимент выпускаемых изделий и наладить выпуск той продукции, которая была необходима Красной Армии, фронту. Инженерам, рабочим приходилось в короткие сроки изучать технологию производства новых видов изделий и выполнять спецзаказы.

В связи с оккупацией южных угольных районов большое значение для страны приобрел печорский уголь. Ускоренными темпами строилась Северо-Печорская железная дорога и реконструировался Котласский речной порт. С этими объектами была связана экономика Великого Устюга. Завод им. Нацфлота получил правительственное задание на постройку тысячетонных барж-"углярок". И хотя суда подобного типа завозу пришлось строить впервые, задание было успешно выполнено{22}. Коллектив завода освоил в годы войны производство ручных брашпилей, турбопропеллеров для искусственной тяги, водоподогревателей, по заказу ГКО изготовлялись корпуса мин, походные кухни, лодки-волокуши, саперные лопатки и другая продукция {23}.

Щетинно-щеточная фабрика выпускала крученый волос, использовавшийся для набивки сидений в танках и самолетах, орудийные банники, бортовые и палубные щетки для уборки военных кораблей, винтовочные ерши {24}. Красавинский льнокомбинат, кроме обычной продукции, изготовлял спецткани: подкладку суровую, палатку суровую, парусину брезентовую {25}. Завод "Новатор" занимался изготовлением авиационной фанеры. Лесозаготовители поставляли на другие предприятия древесину для авиационной промышленности, лыжную болванку, тару для упаковки боеприпасов, дрова для транспорта.

Артель "Северный труд" значительно увеличила выпуск армейских валенок. Артель "Швейпром" освоила пошив шинелей и патронташей. Армейское обмундирование шила артель "Инвалид". На 1 декабря 1941 года это небольшое предприятие изготовило 1480 ватных полупальто, 1226 летних шаровар, 1200 гимнастерок и т.д. {26}. Артель "Кожкомбинат" занималась изготовлением и ремонтом армейской обуви. Щетинно-щеточная фабрика, литейно-механический завод, ремстройконтора и другие предприятия города изготовляли лыжи для армии. Пивоваренный завод "Бавария" сушил картофель, освоил выпуск макаронных изделий, а водочный завод - хвойного витамина "С". Горкомхоз организовал круглогодичную стирку белья для воинских частей {27}. За 1942 год предприятия и артели изготовили боеприпасов, снаряжения, обмундирования и продовольствия непосредственна, для Красной Армии на 14,5 млн. рублей {28}. Кроме того, они снабжали полуфабрикатами предприятия союзной промышленности. Все устюжские предприятия выпускали продукцию на имевшемся оборудовании. На реконструкцию цехов и замену оборудования в условиях войны рассчитывать не приходилось.

Местная промышленность обязана была не только наладить выпуск продукции оборонного значения, но и производить продукты питания, снабжать необходимыми предметами быта, одеждой и обувью городское и сельское население. Ассортимент изделий на предприятиях и в артелях был в те годы чрезвычайно разнообразный: гончарная посуда, деревянные и металлические ложки, спички, гребни, расчески, мыло, гуталин, костяные пуговицы для белья, брезентовые ботинки на деревянной подошве, стеганые бурки, войлочные туфли для госпиталя, шапки из лоскута и многие другие товары ширпотреба {29}.

С началом войны на предприятиях обострились проблемы с сырьем, транспортом, топливом, электроэнергией. В то время город имел очень слабую энергетическую базу. В силу ряда причин в 1942 году электростанция недовыполнила план по выработке электроэнергии на 14,5% {30}.

Неудовлетворительная работа электростанции создавала дополнительные трудности для промышленных предприятий. К концу 1942 года в городе были построены еще две небольшие электростанции: на заводе им. Нацфлота и на щетинно-щеточной фабрике {31}. Электростанции работали на дорогостоящем топливе - на дровах, ежегодно расходуя по 120 тысяч кубометров {32}. Определенный план по заготовке топлива для электростанций имели все предприятия, различные учреждения. На "выкатку" древесины привлекали неработающее население города от 15 до 50 лет. Норма на каждого трудоспособного была 4 кубометра. В критической ситуации к заготовке топлива привлекались рабочие и служащие. Они работали на "выкатке" древесины с 7 до 11 часов, а в 12 часов начинался рабочий день в учреждениях, который заканчивался в 20 часов {33}. В целях экономии электроэнергии ежедневно отключались на определенное время улицы Кузнецкая, Шмидта, Леонтьевский конец, Гора и др {34}. Принимаемые меры позволили улучшить подачу электроэнергии на предприятия, но перебои в работе электростанций наблюдались на протяжении всех военных лет.

В связи с мобилизацией на фронт значительной части квалифицированных работников на некоторых предприятиях и в артелях постоянно ощущалась нехватка рабочей силы. Так, на заводе им. Нацфлота во втором полугодии 1942 гола недостаток в рабочей силе определялся в среднем до 200 человек {35}. Кроме того, рабочие систематически отвлекались от основной деятельности на сельхоз-работы в колхозы, на лесозаготовки, отправлялись на оборонные работы за пределы района. В начале октября 1941 года на строительство оборонительных сооружений из Великого Устюга было отправлено 530 человек, в том числе со щетинной фабрики - 75, с завода им. Нацфлота - 50 человек и т.д {36}. 27 октября 1941 года вновь была проведена мобилизация на "трудфронт" и тправлено из города 1013 рабочих {37}. Со щетинной фабрики было взято 102 человека {38}. В декабре 1941 года для выполнения работ по военно-дорожному строительству мобилизовано из города 200 человек, в том числе и рабочие с предприятий {39}. Взамен выбывших на предприятия приходили работать женщины и подростки. Требовалось время, чтобы они изучили производство и вошли в рабочий ритм. Естественно, все это отразилось на работе промышленности. Особенно напряженной была первая половина 1942 года. План предприятия и артели выполнили лишь на 84,19% {40}. В дальнейшем коллективы сосредоточили внимание на мобилизации всех внутренних ресурсов, организовали поиски наиболее экономичных процессов изготовления продукции.

Большое значение в экономии средств и в увеличении производительности труда имели изобретения и рационализаторские предложения ИТР и рабочих. В 1942 году на заводе им. Нацфлота внедрено 16 рацпредложений, что позволило сэкономить 30 200 рублей. В 1944 грду внедрено 41 рацпредложение (экономия - 110 895 рублей){41}. На щетинно-щеточной фабрике неутомимым изобретателем и рационализатором проявил себя конструктор А. К. Таскаев. Он изобрел чесальную машину, которая заменила 32 рабочих и давала до 400 тысяч рублей экономии в год. Ему же принадлежит конструкция специального станка для выбивки и прочесывания кистей, заменившего 10 рабочих и давшего экономию около 20 тысяч рублей в год {42}. На Красавинском льнокомбинате из-за отсутствия каменного угля остановился литейный цех, в то время как чугунное и медное литье было крайне необходимо для ремонта оборудования. Тогда рационализаторы путем технического усовершенствования перевели вагранку на древесный уголь.

Серьезное внимание руководители всех предприятий обращали на подготовку кадров. За полтора года войны в городе было обучено различным специальностям свыше 6 тысяч человек. Из них на промышленных предприятиях подготовлено более 3,5 тысячи человек, в том числе 1600 женщин {43}. Наставниками вновь пришедших становились лучшие рабочие заводов и фабрик. Так, А. М. Крюкова, работавшая в цехе конволоса на щетинно-щеточной фабрике, на январь 1943 года обучила своей специальности 7 молодых рабочих {44}. Многие женщины заменили мужчин и работали токарями, слесарями, каменщиками, литейщиками, электромонтерами, даже грузчиками. Например, Ф. М. Маркова работала слесарем. Ей, как и многим другим женщинам щетинно-щеточной фабрики, после смены в цехе приходилось нередко вывозить дрова для предприятия, впрягаясь вместо лошади в сани {45}. На Красавинском льнокомбинате погрузочно-разгрузочные работы вела женская бригада во главе с С.В.Захаровой. Женщины выгружали с барж и пароходов лен, чугунные чушки, различные материалы, а грузили кипы с тканью, металлолом. Таскали грузы весом по 70-80 килограммов, а то и больше {46}.

На всех предприятиях было организовано социалистическое соревнование. Появились сотни стахановцев, ударников, двухсотников, развернулось движение за обслуживание нескольких станков и совмещение профессий. Л. М. Холопова, работница щетинно-щеточной фабрики, в годы войны освоила четыре специальности (наборщицы щеток, отделочницы, торцрвщицы и крутильщицы ершей). План выполняла на 345% {47}. В артели "Швейпром" до четырех и более норм на шитье патронташей выполняли лучшие работницы: А. Т. Вяткина, Г. А. Деткова, М. И. Коморникова и другие {48}. К началу 1945 года на предприятиях насчитывалось 2583 стахановца и ударника {49}.

В крупных промышленных коллективах создавались комсомольско-молодежные бригады, которые сыграли большую роль в повышении производительности труда среди молодых рабочих. Лучшие из них с мая 1942 года носили почетное звание фронтовых. Всего таких бригад в городе было 19. Особенно известными являлись бригады И. Старикова (Кузинский завод), И. Насоновского (завод им. Нацфлота), Е. Сипито и А. Крюковой (щетинно-щеточная фабрика), А. Ефимовой и М. Тельтевской (артель "Швейпром") и другие. Некоторые предприятия включились во Всесоюзное соцсоревнование и неоднократно выходили победителями.

К концу 1942 года положение на предприятиях несколько улучшилось. С большим напряжением коллективы промышленных предприятий и промкооперации выполняли планы и в последующие военные годы.

Сельское хозяйство

Все сельское население края к концу 1930-х годов было организовано в колхозы, которых в 1938 году насчитывалось 282 (в Великоустюгском районе — 216, в Усть-Алексеевском — 66) . В первый год войны ушла на фронт из деревни основная масса мужчин. Война взяла тех, на ком держалось крестьянское хозяйство, кто сеял хлеб и растил скот. Большие изменения произошли в руководящем составе колхозов. К марту 1942 года в Щекинском сельсовете были мобилизованы 10 председателей колхозов, 13 счетоводов, 10 бригадиров; в Марденгском сельсовете — 5 председателей, 5 счетоводов, 6 заведующих МТФ {50}. Из Стреленского сельсовета ушли на фронт П. М. Нутрихин (председатель колхоза «Красный труженик»), П. Д. Нутрихин (председатель колхоза «Красный коммунар»), И. П. Рожин (председатель колхоза «Заветы Ленина») и другие. Такая картина наблюдалась во всех сельсоветах. Во главе многих колхозов встали женщины: М. В. Автамонова (колхоз «Красное Устье»), М. М. Нагаева (колхоз им. Максима Горького), Е. П. Буслакова (сельхозартель «Колхозный труд»), Е. В. Смирнова (колхоз «Строитель») и другие. В 1945 году в управленческом аппарате колхозов Велико-устюгского района примерно половину составляли женщины.

На плечи женщин и подростков легла вся тяжесть крестьянского труда. Большую часть сельскохозяйственных работ в колхозах приходилось выполнять вручную. Лошади, машины и тракторы были мобилизованы. Тягловой силы не хватало. Нередко использовался в этом качестве крупный рогатый скот. Так, весной 1944 года на пахоте и бороновании в колхозах Велико-устюгского района использовали 268 голов крупного рогатого скота.

Тяжелой повинностью для колхозников являлись мобилизации на зимние лесозаготовки, на сплавные работы, на строительство оборонительных сооружений и дорог. В то время по территории края проходил тракт союзного значения Котлас — Шарья. Кроме того, было несколько дорог районного значения.

Колхозники должны были содержать их в проезжем состоянии. На 25 августа 1941 года на дорогах из Усть-Алексеевского района работало 750 человек и 355 лошадей {56}. Рабочий день на дорожном строительстве продолжался с 7 часов утра до 7 часов вечера. В мае 1942 года из Усть-Алексеевского района отправили по мобилизации 100 человек и 30 лошадей в Архангельскую область {57}, в июне 1942 года - 150 человек на сплавные работы. Сроки сплавных работ - с 10 июня по 15 сентября. Мобилизовывались мужчины с 16 до 55 лет, женщины - с 17 до 50 лет {58}. Заметим, что отток рабочей силы из колхозов происходил в самое напряженное время, в период весенне-полевых и уборочных работ. Кроме того, колхозы должны были сами заготавливать фуражное зерно и сено для лошадей, занятых на лесозаготовках. В колхозах возник огромный дефицит рабочей силы. Темп сельскохозяйственных работ замедлялся. Многие колхозы в 1942 году не смогли заготовить необходимое количество кормов. В районах было допущено большое снижение поголовья. В Великоустюгском районе пало 3398 голов скота, в том числе: коров - 1014, лошадей - 608, овец - 882, свиней - 894 {59}. Очень много пало скота в Самотовинском, Пушкаревском, Воломском, Парфеновском, Марденгском сельсоветах. В колхозе "Красный моряк" Викторовского сельсовета пало 45% всего поголовья скота {60}, в основном из-за плохого ухода и недостатка кормов. Надои молока в районах были низкими. В 1942 году в Великоустюгском районе средний удой по колхозам составил 690 килограммов молока на фуражную корову (план - 1000 килограммов). Более высокие надои были в колхозах "Трегубовец", "Путь Ленина", "Строитель" и в некоторых других. Доярки М. И. Пелевина, Г. И. Чернецкая, А. Г. Заглубоцкая из колхоза "Строитель" надаивали свыше 2000 литров молока в год от каждой фуражной коровы. В колхозе "Зарево" Трегубовского сельсовета за год было надоено 58 020 литров молока от 53 коров, а целый Пушкаревский сельсовет от 93 коров получил 53 687 литров молока {61}.

Колхозники прилагали неимоверные усилия, чтобы выполнить обязательный план поставок государству молока, мяса, зерна, яиц, шерсти, картофеля и других овощей, а также махорки. Не все колхозы смогли выполнить годовой план к 1 января 1943 года. В числе передовых в Великоустюгском районе были колхозы "Строитель" Юдинского сельсовета и им. Ленина Краса-винского сельсовета. Колхоз "Строитель" в 1942 году сдал сверх плана 8400 литров молока, 120 пудов мяса, 180 пудов льна {62}. В целом колхозы района, как отмечалось на пленуме райкома ВКП(б), в 1942 году дали стране хлеба на 200 тонн, картофеля - на 1171 тонну, овощей - на 291 тонну, мяса - на 71 тонну, яиц - на 38 024 штуки больше, чем в 1941 году {63}. В 1943-1944 годах колхозники не только рассчитались с государством, но и помогали освобожденным районам. К концу войны некоторые колхозы увеличили поголовье скота и значительно расширили посевные площади.

Большую помощь колхозам оказывали машинно-тракторные станции (МТС). Но техника в МТС была старой, изношенной, запчастей не хватало. На тракторах и комбайнах в годы войны работало много женщин. В декабре 1941 года на курсах трактористов в Великоустюгской МТС обучалось 26 человек, в том числе 16 девушек {64}. Трактористками, комбайнерами работали Л. Усачева, Н. Муравинская, Е. Архипова, Ф. Ковалева, Н. Селякова и многие другие женщины. Они заменили механизаторов, ушедших на фронт.

Народное образование

На территории Усть-Алексеевского района в годы войны было 33 школы (1 средняя, 5 семилетних, 27 начальных) {65}, в Велико-устюгском районе - 86 школ (1 средняя, 12 семилетних, 73 начальных) {66}. В Великом Устюге в 1943/44 учебном году насчитывалось 13 школ (2 средних, 7 неполных средних и 4 начальных) {67}. Город являлся настоящей кузницей кадров для северо-востока Вологодской области. Здесь работали речной, библиотечный, сельскохозяйственный, строительный техникумы, фельдшерско-акушерская школа, педагогическое училище, школа механизации сельского хозяйства, два ремесленных училища. Выпускники техникумов и училищ пополняли в годы войны ряды Красной Армии, работали в народном хозяйстве не только Вологодской области, но и за ее пределами. Так, в апреле 1944 года 170 выпускников школ ФЗО из Великого Устюга были направлены на Уралмашзавод (г. Свердловск) {68}.

Пожалуй, можно сказать, что учебные заведения края в военные годы находились в бедственном положении. С уходом на фронт учителей-мужчин встал вопрос об учительских кадрах в семилетних и средних школах, в училищах и техникумах. Финансирование учебных заведений сократилось, часть зданий в городе передали эвакогоспиталям, военным училищам, ухудшилось обеспечение школ дровами, не хватало учебников, бумаги и других школьных принадлежностей. Во многих школах отмечались низкая успеваемость и большой отсев учащихся. В Усть-Алексеевском районе на начало 1942/43 учебного года насчитывалось 3046 учащихся {69}, а к концу года более 600 школьников по разным причинам выбыли из школы. Низкая посещаемость наблюдалась и в школах города. Голодные, босые и оборванные, лишенные отцовской и материнской ласки, многие дети оказались предоставлены сами себе. Появились дети-сироты и нищенствующие дети, ходившие по дворам в поисках куска хлеба. Эта проблема была отмечена заведующей школьным сектором облоно Бессоновой в акте проверки Усть-Алексеевского районного отдела народного образования в феврале 1943 года. Она потребовала "привлечь к ответственности тех руководителей, которые будут допускать нищенство учащихся" {70}.

Надо сказать, что местные власти в годы войны постоянно интересовались жизнью учебных заведений, оказывали им возможную помощь и поддержку, принимали меры к улучшению их работы. Остро нуждающимся семьям выделяли одежду и обувь, оказывали единовременную денежную помощь. В некоторых колхозах организовали подвоз детей к школам, обеспечили горячими завтраками, на время экзаменов учащимся семилетних и средних школ давали дополнительный хлебный паек. Для беспризорных детей от 3 до 12 лет в 1942 году был открыт детский дом в деревне Конаново Усть-Алексеевского района {71}. В Великом Устюге в годы войны насчитывалось 6 детских домов, в которых находилось около 700 детей {72}. На местных предприятиях готовили для школ учебные пособия: ученические линейки и угольники, ручки, сумки, счеты, глиняные чернильницы и др., в городской типографии печатали азбуку, переплетали старые учебники. В целях улучшения снабжения учителей, особенно сельских школ, Вологодский облисполком в сентябре 1943 года принял решение о выделении единовременного пайка и промышленных товаров первой необходимости всем учителям области {73}.

Несмотря на трудности военной поры, школьники, стараясь не отстать от взрослых, оказывали посильную помощь фронту. Они собирали металлолом, лекарственное сырье, заготовляли грибы и ягоды, готовили подарки бойцам, шефствовали над госпиталями, собирали средства на самолет "Юный истребитель" и на танк "Вологодский пионер", помогали колхозам в посевных и уборочных работах. В 1942 году 2000 сельских школьников Великоустюгского района заработали в колхозах 17 253 трудодня. Щекинская неполная средняя школа за активное участие в сельхозработах получила вторую премию Наркомзема {74}. Летом 1942 года на сельскохозяйственные работы из Великого Устюга было мобилизовано 1163 человека, из них учащихся школ и техникумов - 952 {75}. Десятками тысяч рублей исчислялись средства, заработанные и переданные школьниками в Фонд обороны страны.

Здравоохранение

Немало трудностей выпало в годы войны на долю медиков. Часть из них ушла на фронт. Городская поликлиника была укомплектована врачами лишь наполовину. Нагрузка на работавших значительно повысилась. Поликлиника работала без выходных дней. Лечебные учреждения города крайне недостаточно снабжались медикаментами. Не хватало перевязочных материалов, хирургических инструментов, дезинфицирующих и необходимых для наркоза средств. В начале 1942 года в связи с сокращением бюджета закрылись гинекологическое отделение, водолечебница, не работал рентгеновский кабинет, не было окулиста, фтизиатра и других специалистов {76}. В сельской местности медицинское обслуживание населения было еще хуже. Удаленность многих населенных пунктов от районного центра, где находилась больница, была очень большая, а фельдшерские пункты существовали даже не во всех сельсоветах. В 1936 году в Усть-Алексеевском районе на 268 деревень имелось всего 4 медпункта {77}. Можно представить себе нагрузку на фельдшера, которому приходилось обслуживать десятки деревень.

Зимой 1941/42 года в город и район был завезен сыпной тиф. В 1941 году в Устюге зарегистрировано 13 случаев, в 1942 году - 92 случая заболевания {78}. В Усть-Алексеевском районе эпидемия сыпного тифа распространилась в колхозах: "Красный сеятель", "Красный пахарь", "Третья пятилетка", им. Ленина и еще в нескольких колхозах Верхневарженского сельсовета {79}. Первые полтора военных года отмечены еще такими эпидемическими заболеваниями, как дизентерия, брюшной тиф, дифтерия, малярия, грипп, ветряная оспа, корь, скарлатина. Для предупреждения и ликвидации эпидемических очагов медицинскими работниками, местными советами принимались всевозможные меры. Были выделены дополнительные средства. В 1942 году в Устюге открыли еще один больничный корпус на 70 коек. Город был разбит на участки, за каждым из них закреплены врач и фельдшер. Создавались эпидемические отряды, которые вели подворное обследование населения на педикулез. При осмотрах выявили страшную картину. Фельдшер Королева, осмотрев всех работающих в артели "Кожкомбинат", отметила, что из 70 человек заражено педикулезом 50 {80}. Неудовлетворительное санитарное состояние наблюдалось на литейно-механическом заводе, в артели им. Калинина и в других. Через вновь открытые санпропускник и дезкамеру прошли обработку около 35 тысяч человек. Проводились прививки от инфекционных заболеваний, массовые беседы с населением, саносмотры в школах и различных организациях. Полная антисанитария обнаружилась в общежитиях. В школе ФЗО № 5 речников выяснилось, что на 500 человек имелось всего 150 ложек, которые выданы учащимся на руки. Ложки не мылись, передавались друг другу и хранились у учащихся в карманах или "за голяшками" {81}. При обследовании детских учреждений выявили много больных детей, которым была оказана необходимая медицинская помощь. Принятые меры изменили ситуацию к лучшему.

В 1943 году особо отличившиеся медики были отмечены правительственными наградами. Хирург Н. В. Сибирцев получил за свой труд орден "Знак Почета", врач Н. В. Жерихин - значок "Отличник здравоохранения", Н. А. Алентов, главврач поликлиники, - звание заслуженного врача РСФСР, медалью "За трудовую доблесть" был награжден фельдшер В. В. Попов. К октябрю 1943 года трудовой стаж Василия Васильевича насчитывал уже 56 лет. Имея огромный опыт работы, прекрасно зная свое дело, он, несмотря на свои 75 лет, продолжал работать в городской поликлинике на дежурном врачебном приеме {82}. Известностью и большим авторитетом среди населения пользовались в те годы хирург И. П. Розанов, врач Е. И. Добрякова, терапевты Н. А. Серебренникова, В. С. Пыляева, Г. П. Строганова.

В годы войны наш город принял на лечение большое количество раненых. На заседании Вологодского облисполкома 22 марта 1943 года было решено развернуть в Великом Устюге два эвакогоспиталя {83}. Председатель горисполкома получил указание предоставить для них помещения, обеспечить эвакогоспитали всем необходимым. Под госпитали освободили и отремонтировали здания школы им. Герцена и сельскохозяйственного техникума, двухэтажное деревянное помещение библиотечного техникума, а также здания школы № 12 и строительного техникума, административное здание "Устюглеса". В первых трех помещениях располагался эвакогоспиталь № 5390 (начальник - майор медицинской службы Городний), в остальных - эвакогоспиталь № 5391 (начальник - майор медицинской службы Эрман {84}.

31 марта 1943 года горком ВКП(б) обратился к населению города с просьбой помочь в обеспечении госпиталей посудой, постельными принадлежностями, мебелью и другими необходимыми вещами. К 15 апреля от организаций и горожан поступило 11 757 различных предметов для госпиталей {85}. 16 апреля 1943 года председатель горисполкома С. С. Белоусов докладывал в Москву о готовности госпиталей к приему раненых. В отчете начальника госпиталя № 5390 говорится, что "к моменту открытия-госпиталь оснащен полностью кроватями, тумбочками и всякой другой мебелью, а также столовой посудой. Все палаты были закреплены между отдельными шефствующими организациями, которые дополнили оборудование палат занавесками, портьерами, скатертями, цветами и создали полный уют для раненых" {86}. Средним медицинским персоналом госпитали были укомплектованы за счет местного населения. Из-за нехватки врачей привлекали также местных специалистов. Главными хирургами в госпиталях работали И. П. Розанов и Н. В. Сибирцев. Госпитали находились в Великом Устюге почти полтора года, до августа 1944 года.

Культура

Шла война, но жизнь продолжалась, и люди, несмотря на трудности и лишения, ходили на спектакли, читали книги и газеты, слушали радио, посещали выставки и кино. Популярными в те годы являлись кинофильмы: "Боевые подруги", "Как закалялась сталь", "Трактористы", "Фронт" и др. В районах работало несколько кинопередвижек. Фильмы поступали в Великоустюгский район после проката их в Вологде. Техническая годность лент составляла 30-50%. Случались частые обрывы, поломки, но зрители терпеливо ждали продолжения. В период с 15 апреля по 15 июня 1943 года в колхозах Великоустюгского района было проведено 53 киносеанса, на которых побывало 4880 человек {87}. Довольно посещаемым в Устюге был кинотеатр "Темп". Очень активно работал городской драмтеатр. Труппа постоянно обновляла свой репертуар, выступала не только в городе, но и в деревенских клубах. В начале сентября 1943 года коллектив артистов показал пьесу А. Островского "Поздняя любовь" колхозникам Красавинского, Бушковского, Бобровниковского и Юдинского сельских советов. Семь спектаклей посетило свыше тысячи зрителей. В сентябре-октябре артисты побывали в Великоустюгском, Усть-Алексеевском и Кичменгско-Городецком районах, сыграли 65 спектаклей, которые посетило около 12 тысяч человек {88}. В 1944 году при драмтеатре открылся кукольный театр для детей. В зимние каникулы для школьников состоялось 10 спектаклей. Семьи красноармейцев и бойцы Красной Армии все спектакли в драмтеатре посещали бесплатно.

В годы войны устюжане имели возможность посмотреть и послушать сцены из опер "Евгений Онегин", "Севильский цирюльник" и других в исполнении артистов Вологодского концертно-эстрадного бюро, концерты народного хора северной песни и пляски под руководством А. Я. Колотиловой, выступления народной артистки СССР В. В. Барсовой. Свои клубы имели тогда щетинно-щеточная фабрика и завод им. Нацфлота.

Трудные времена переживала городская библиотека. В докладе заведующей библиотекой Зуевой на заседании исполкома горсовета в декабре 1944 года отмечалось, что в течение нескольких лет библиотека не имела своего помещения. Книжный фонд не пополнялся. Библиотека обслуживала главным образом госпитали. Было потеряно, уничтожено, списано по ветхости более 470 книг. В октябре-декабре 1944 года принимались меры по восстановлению библиотеки. Она получила помещение, был оборудован читальный зал. Организовали сбор книг для библиотеки среди населения города, часть литературы закупили. В результате книжный фонд увеличился на 846 книг.

Краеведческий музей в Великом Устюге в 1943 году отметил свое 25-летие. Юбилей отмечался в тяжелых условиях. Вместо положенных по штату директора, старшего научного сотрудника и двух младших, в музее всю войну работали только директор и научный сотрудник (по совместительству). Зарплата директора музея В. В. Комарова, имевшего высшее образование и большой стаж музейной работы, составляла всего 367 рублей, научного сотрудника - 265 рублей. Из-за низкой зарплаты в музее никто не хотел работать. К тому же паек хлеба составлял всего 400 граммов {89}. Несмотря на недостаток в кадрах, музей проводил большую работу. Посещаемость за 1944 год составила около 30 000 человек, работники музея прочитали 59 лекций. Вся научно-экспозиционная работа в виде многочисленных выставок в музее и вне его была посвящена героической борьбе народа по разгрому врага {90}.

Эта же тема являлась основной на страницах местных газет. В Великом Устюге издавалась газета "Советская мысль", а в Усть-Алексеевском районе - "Сталинский колхозник".

Подготовка военных специалистов

В середине мая 1941 года в Великий Устюг перебазировалось Пуховичское военно-пехотное училище (основано в местечке Пуховичи под Минском). Училище заняло здания сельхозтехникума, педучилища, школы № 11, Дома пионеров, несколько помещений в бывшем Михайло-Архангельском монастыре и на Борках. Начальником училища являлся полковник М. И. Потапов, комиссаром - В. А. Клещев. Позднее, после откомандирования полковника Потапова на фронт, начальником училища стал Меерзон. Училище состояло из четырех курсантских батальонов и было укомплектовано хорошо подготовленным командным и преподавательским составом. Оно занималось подготовкой младших командиров. Первый выпуск был произведен в Великом Устюге в начале июня 1941 года, второй, досрочный, - в августе 1941 года. В дальнейшем подготовка офицеров в училище велась по сокращенным программам. Тысячи молоденьких лейтенантов, окончив училище, уезжали из Устюга на фронт, становились боевыми командирами. В 1941 году, в дни жесточайшей битвы под Москвой, на фронт направлялись целые курсантские подразделения. На базе училища срочно проходили подготовку роты политбойцов. Среди курсантов Пуховичского училища было немало устюжан. Это училище работало в городе до мая 1945 года {91}.

С февраля по апрель 1942 года на базе Пуховичского училища было сформировано Великоустюгское военно-пехотное училище. Начальником училища был назначен подполковник Самойлов, комиссаром - Иванов. Училище заняло несколько зданий на Набережной, улице Шилова и на Советском проспекте. В октябре 1942 года это военное училище перебазировали в Каргополь, где оно и работало до расформирования летом 1945 года {92}.

На многочисленных курсах, организованных в городе в годы войны, готовили и других военных специалистов: лыжников, автоматчиков, снайперов, медсестер и т. д. По окончании курсов многие из них были направлены на фронт.

В Фонд обороны страны

Помощь фронту в годы войны проявлялась в самых различных формах. В июле 1941 года в Великоустюгском отделении Госбанка был открыт счет № 12046 "Фонд обороны страны" {93}. Трудящиеся города и района вносили на счет свои сбережения, перечисляли средства, заработанные на воскресниках. Сдавались также и вещи. Добровольные пожертвования от устюжан поступали на строительство танков и самолетов. В августе 1942 года колхоз "Строитель" Юдинского сельсовета стал инициатором сбора средств на строительство танковой колонны "Вологодский колхозник". Почин колхозников из Великоустюгского района был подхвачен населением всей области. В марте 1943 года танковая колонна, построенная на средства вологжан, была передана гвардейцам генерал-лейтенанта М. Е. Катукова. На митинге в воинской части председатель колхоза "Строитель" Е. В. Смирнова дала наказ танкистам дойти на этих танках до Берлина.

16 апреля 1943 года от Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина в Великий Устюг пришла телеграмма, в которой устюжанам объявлялась благодарность за собранные средства в Фонд обороны страны {94}.

В 1944 году на средства вологжан было построено авиасоединение "Героическому Ленинграду". Первыми в области сбор средств на постройку авиасоединения начали труженики сельхозартели "Колхозный труд" Грибинского сельсовета Великоустюгского района. Они внесли 160 тысяч рублей. Л. С. Клочкова, работница Юдинской МТС, выиграв 25 000 рублей по денежно-вещевой лотерее, перечислила их на строительство самолетов {95}.

Устюжане активно подписывались на Государственные военные займы, помогали семьям красноармейцев, собирали теплые вещи, отправляли на фронт посылки. Более 8000 устюжан были награждены медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".

Устюжане на фронтах

За четыре года войны устюжане проводили на фронт более двадцати тысяч человек. Наши земляки сражались с врагом на всех фронтах, во всех родах войск и совершили немало подвигов.

Отважным разведчиком в Крыму был моряк Геннадий Коншин из Красавина. В декабре 1941 года он получил первую боевую награду - медаль "За боевые заслуги", а в конце 1942 года был награжден орденом Красного Знамени. Об этом Геннадий с гордостью сообщал своей матери в письме от 3 января 1943 года. Письмо было последним. При возвращении из разведки тяжелораненого моряка схватили фашисты и зверски замучили.

Отличным снайпером на Ленинградском фронте считался командир взвода лейтенант Леонид Гуляев. Он родился и вырос в Кузине, там окончил школу, некоторое время работал на заводе им. Нацфлота. В июне 1941 года родные проводили его в Красную Армию. В декабре он писал: "Мама, я живу сейчас хорошо, здоровье мое хорошее. Но был ранен в грудь и полтора месяца лежал в госпитале в Кронштадте и немного похудел. А после госпиталя я опять был на передовой и ходил "выкуривать" немцев из дотов, за что и получил от командования награду: именные часы. И говорят, что это еще не все...". А вот отрывок из письма от 11 апреля 1942 года: "Здравствуй, дорогая моя мама! Не дожидая ответа, я пишу вам снова письмо. Нахожусь сейчас в Ленинграде и учусь. Вероятно, пробуду здесь до 1 июня, а потом снова на фронт. Мама, я ведь почти с самого начала войны все на передовой. В ноябре пришлось купаться, пока не подобрал катер. И удивительно, даже насморку не было. И я, мама, не знаю, как тебя благодарить за то, что ты сумела вырастить всех нас здоровыми и сильными. Вот кончится война, я тебя возьму к себе, и жизнь будет хорошая, хорошая..." {96}. Он не дожил до победы. 13 февраля 1943 года в одной из атак под Невдубстроем снайпер Леонид Гуляев погиб.

24 февраля 1943 года Подволоцкая Анна Христофоровна из Великого Устюга получила извещение о гибели своей девятнадцатилетней дочери. Рая была медсестрой, самоотверженно спасала раненых бойцов и офицеров. Свой долг она выполняла до тех пор, пока вражеская пуля не оборвала ее жизнь {97}.

В июне 1941 года исполнилась мечта Лены Головиной. Окончив институт, она стала врачом. А вечером 22 июня Лена надела военную форму, добровольно ушла на фронт. Часть, в которой она служила, на Волховском фронте оказалась в окружении. Враги беспощадно расправились с медицинским полевым пунктом, уничтожив раненых и медперсонал.

В годы войны около 11 тысяч устюжан погибло в боях с фашистами, пропало без вести, сотни вернулись домой инвалидами.

Большинство устюжан, участников боев с фашистскими захватчиками, за совершенные подвиги удостоено правительственных наград. Одиннадцать из них получили высокое звание Героя Советского Союза: Л. И. Елькин, В. И. Копылов, А. А. Кузнецов, Н. Г. Кузнецов, Н. И. Меркурьев, Н. С. Мусинский, П. М. Нори-цын, А. Е. Угловский, М. Н. Угловский, С. М. Черепанов, В. И. Щелкунов {98}. Полными кавалеоами ордена Славы стали К. Н. Ивашевский и И. Н. Черепанов {99}.

24 июня 1945 года в Москве на Красной площади состоялся Парад Победы, участниками которого были наши земляки: М. С. Бобыкин, А. Н. Власов, Н. С. Копылов, М. С. Миняев. Страна праздновала победу над жестоким и сильным врагом. Вместе со всем народом устюжане немало потрудились в 1941- 1945 годах, чтобы приблизить этот светлый праздник Победы.


Дальше

ПРИМЕЧАНИЕ

{1}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-141. Оп. 1. Д. 205. Л. 4.

{2}  Там же. Ф. Р-147. Оп. 1. Д. 928. Л. 23.

{3}  Там же. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 392. Л. 128.

{4}  Там же. Д. 423. Л. 13.

{5}  Там же. Ф. Р-141. Оп. 1. Д. 329. Л. 76.

{6}  Там же. Ф. Р-205. Оп. 5. Д. 2. Л. 3, 4, 20; Оп. 1. Д. 423. Л. 14.

{7}  Там же. Оп. 1. Д. 423. Л. 14.

{8}  Там же. Ф. Р-141. Оп. 1. Д. 353. Л. 56.

{9}  Там же. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 423. Л. 13.

{10}  Там же. Д. 392. Л. 166 об.

{11}  Там же. Д. 423. Л. 13.

{12}  Записки краеведа И. П. Белоцерковского (личный архив).

{13}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 405. Л. 8.

{14}  Там же. Д. 394. Л. 10.

{15}  Там же. Д. 405. Л. 8.

{16}  Там же. Л. 9, 21.

{17}  Там же. Д. 394. Л. 11.

{18}  Там же. Л. 20; Д. 406. Л. 22.

{19}  Там же. Д. 406. Л. 59.

{20}  Там же. Д. 426. Л. 16.

{21}  Там же. Д. 392. Л. 119.

{22}  Там же. Ф. Р-349. Оп. 1. Д. 94. Л. 5.

{23}  Мухин А. Промышленность города в годы войны // Советская мысль. 1972. 9 августа.

{24}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-227. Оп. 6. Д. 100. Л. 497-503.

{25}  Там же. Ф. P-l.On. 1. Д. 221. Л. 3.

{26}  Там же. Ф. Р-205. Оп. 1.Д. 394. Л. 1-19.

{27}  Там же.

{28}  Там же. Д. 405. Л. 7.

{29}  Там же. Д. 410. Л. 26, 55.

{30}  Там же. Д. 401. Л. 89.

{31}  Там же. Л. 83.

{32}  Там же. Д. 423. Л. 49.

{33}  Там же. Д. 406. Л. 140 об.

{34}  Там же. Д. 430. Л. 3.

{35}  Там же. Д. 402, Л. 73.

{36}  Там же. Д. 392. Л. 162-163.

{37}  Там же. Оп. 5. Д. 2. Л. 10.

{38}  Там же. Оп. 14. Д. 56. Л. 52.

{39}  Там же. Оп. 1. Д. 392. Л. 178.

{40}  Там же. Д. 394. Л. 1-19.

{41}  Там же. Ф. Р-349. Оп. 2. Д. 21. Л. 1-2.

{42}  Очерки истории Вологодской организации КПСС. Вологда, 1969. С. 478.

{43}  Доклад А. Мухина на городской партконференции 13-14 февраля 1943 г. // Советская мысль. 1943. 14 февраля.

{44}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-205. Оп. 9. Д. 1.Л. 16.

{45}  Там же. Оп.5.Д. 8. Л. 40.

{46}  Бушковский Н. Текстильщики в дни войны // Советская мысль. 1975.17 мая.

{47}  Советская мысль. 1944. 8 марта.

{48}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-205. Оп. 5. Д. 11. Л. 107. 49

{49}  Советская мысль. 1945. 13 апреля.

{50}  ВУФ ГАВО. ф.Р-147. Оп. 1. Д. 854. Л. 16;Р-141.Оп. 1. Д. 265. Л. 51-52.

{51}  Там же. Ф. Р-147. Оп. 1.Д. 1054. Л. 1.

{52}  Там же. Л. 5.

{53}  Там же. Л. 2.

{54}  Советская мысль. 1946. 21 апреля.

{55}  Советская мысль. 1944. 26 мая.

{56}  ВУФ ГАВО. Ф.Р-141.Оп. 1.Д. 328.Л. 55.

{57}  Там же, Д. 339. Л. 163.

{58}  Там же. Д. 328. Л. 5.

{59}  Там же. Ф.Р-147. Оп. 1. Д. 1053. Л. 23-28.

{60}  Там же. Ф. Р-141. Оп. 2. Д. 52. Л. 97.

{61}  Там же. Ф. Р-147. Оп. 1. Д. 1053. Л. 23-28.

{62}  Советская мысль. 1943. 1 января.

{63}  Советская мысль. 1943. 12 февраля.

{64}  Советская мысль. 1941. 19 декабря.

{65}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-141.Оп. 1.Д. 364. Л. 28-31.

{66}  Советская мысль. 1945. 5 декабря.

{67}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 411. Л. 11.

{68}  Там же. Д. 423. Л. 44.

{69}  Там же. Ф. Р-141.Оп. 1. Д. 364. Л. 28-31.

{70}  Там же. Л. 33.

{71}  Там же. Д. 339. Л. 88.

{72}  Там же. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 448. Л. 1-10.

{73}  амже. Ф.Р-141.Оп. 1. Д. 364. Л. 21.

{74}  Советская мысль. 1943. 13 января.

{75}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 401. Л. 39.

{76}  Там же. Д. 402. Л. 1-4.

{77}  Там же. Ф.Р-141.Оп. 1.Д. 205. Л. 4.

{78}  Там же. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 401. Л. 92 об.

{79}  Там же. Ф. Р-141. Оп. 1. Д. 339. Л. 20, 64, 73.

{80}  Там же. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 402. Л. 97.

{81}  Там же. Л. 101.

{82}  Там же. Д. 405. Л. 30; Д. 406. Л. 66.

{83}  Там же. Оп. 9. Д. 2. Л. 8.

{84}  Там же. Оп. 1. Д. 406. Л. 98; On. 9. Д. 2. Л. 42.

{85}  Там же. Оп. 9. Д. 2. Л. 2.

{86}  Там же. Л. 56. 87

{87}  Советская мысль. 1943. 15 июня.

{88}  Советская мысль. 1943. 12 сентября и 10 октября.

{89}  ВУФ ГАВО. Ф. Р-205. Оп. 1. Д. 423. Л. 52, 54.

{90}  Там же. Д. 430. Л. 30-31.

{91}  Научный архив ВУГИАХМЗ. Д. 183. Л. 1-3.

{92}  Там же. Л. 9.

{93}  Советская мысль. 1941. 31 июля.

{94}  Фонды ВУГИАХМЗ.

{95}  Там же.

{96}  Там же.

{97}  Красный Север. 1944. 8 марта:

{98}  Об устюжанах - Героях Советского Союза см. в кн.: Золотые звезды вологжан (Сост. Л. В. П а н ш е в). Архангельск, 1985.

{99}  Об устюжанах - полных кавалерах ордена Славы см.вкн.:ЗадумкинН., Морщинин А. Во имя жизни на земле. Сев.-Зап. кн. изд-во, 1973. С. 28-31, 71-73.


Дальше