Содержание

ПАМЯТНИК ВЕЛИКОУСТЮЖСКОЙ АГИОГРАФИИ О СМУТНОМ ВРЕМЕНИ

После освобождения русским ополчением под командованием Минина и Пожарского Москвы в октябре 1612 года, многие неприятельские отряды и разбойничьи ватаги устремились на Север, "рыкая вельми, яко лютии звери". Среди других северных городов подвергся нападению и Великий Устюг, Но, благодаря стойкости устюжан, которые отбили все штурмы, полякам пришлось отойти от города.

Оборона Великого Устюга описана вкратце в Устюжском летописце{1}. Более подробное и яркое описание этого события представлено в двух памятниках устюжской литературной традиции: Житии Прокопия Устюжского и "Повести о избавлении града Устюга от безбожныя литвы и от черкас, как з Двины шли"{2}, причем современные исследователи полагают, что эта повесть послужила . основой для составления чуда 28-го Жития Прокопия Устюжского.{3}

Любая крепость сильна не только стенами, но и духом ее защитников. Обращение устюжан к покровителю города - святому Прокопию с просьбой о заступничестве и свершившееся при этом чудо являются характерными чертами средневекового общественного сознания, поэтому изучение агиографической литературы позволяет историку не только выделять канву событий, но и сопереживать их, ощущая атмосферу того сурового и героического времени.

Текст описания чуда публикуется по списку XVIII в. из книжного собрания Никифорова, № 439, лл. 168-190. Этот список аналогичен списку XVII в. из собрания Ундольского, № 362 (обе книги хранятся в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки - бывшей ГБЛ).

Н.И. Воскобойник (г. Москва)

Чюдо святых праведных и блаженных иже Христа ради юродиевых Прокопия, Иоанна устюжских чюдотворцев, како избависта молитвами своими великий град Устюг от полских и литовских людей.

Богу попущающу грехов ради наших, овогда иноплеменных нахождении, овогда гладом, овогда мором, и междоусобною бранию и прочими таковыми нуждами и скорбями. Бысть же сице по убиении святаго и благовернаго царевича Димитрия московскаго и всея России и в 5 лето царстве Годунова, изыде из Российского государства в Литовскую землю чернец именем Гриша Отрепьев и вшед тамо и сверже с себе иноческий образ и облечеся в мирскую одежду, и бысть белец. И диаволим злым ухищрением и еретическим умышле-нием и бесовскими козньми называтись благоверным царевичем Ди-митрием Иоанновичем. И призывая с собою и приимая на Росийское государство многих безумных и несмысленных человек паче же полских и литовских людей, и хождаше с ними в Российстей земли по многим градом и весем яко лет 6, и святыя божия церкви разоряше и святым иконам ругашеся, и люди побиваше, и проливаше кров человеческую яко воду, и пленяя и пожигая грады, и землю пусту творя, и не жаловаше юности, и не дожидая старости, и всячески непрестанно пакости нам и зло творя, и желая конечному погублению предати нас; ибо тии лютори и ляхи и полския и литовския люди.

Еще же быша с ними и российския, иже Бога отметники, и враги Креста Христова, Михаиле Салтыков с товарыщи с ними соединився и преступив крестное целование и мирское, и царствующий град Москву конечно пожгоша, а всенародное множество мечю предаша. По всей же Российсте земли хождаста, воюя и пленяя и пожигая, и мечю предавая. И промчеся их таковое необузданное стремление и до окияна-моря. Есть же близ моря-окияна град зовомый Холмогоры. И оттоле возвратистася в Российскую землю.

В лето 7121-го году и поидоста вверх по реце Двине, рыкая велми яко зверие лютии, и хвалящеся зело на великий град Устюг. В то же время началствуя во граде Устюзе от царского синклита болярин и воевода зовомый именем Михаиле Александрович пореклу Нагово. Той же болярин слышав полских и литовских людей свирепое стремление на град Великий Устюг и вскоре созва вся старейшины градцкия, богатыя и убогия, и вся православныя Христианы, и возвести им, яко близ идут полския и литовския люди, и калко ярящеся свирепиют и хвалятся на град Великий Устюг. Градстии же людие вси слышавше сия, возопиша велми со слезами ко всемогущему Господу Богу и Пречистей его Богоматери просяще помощи и заступления, и паки призывающе на помощь святых и блаженных Прокопия и Иоанна устюжских чюдотворцов. И устремишася вси единодушно к совету болярина и воеводы Михаила Александровича Нагово. И начаша стави-ти круг Великаго града Устюга острог на прежней грацкой осыпе и круг посаду, донеле же заградиша соборную и апостольскую церковь Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго ея Успения, в ней же стояше чюдотворная икона Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго ея Одигитрия, пред нею же свеща горяще неугасимая день и нощь беспрестани, тако же святых и блаженных Прокопия и Иоанна церкви эаградиша в острог. И стояху крепко, и пушки и пищали, и вся бранная оружия по забралом и по местом готовляху, и посылаху против полских и литовских людей многия гонцы, и проповедывающе дабы онии злии врази наши напрасно внезапу не нашли на град Великий Устюг, и тако перебываху со всяцем опасением.

В то же время прилучися во граде Устюзебыти рабу божию некоему пришелцу мниху безмолствующу именем Левкию, яко написанием познася имя его. Той же безмолник и зоострив язык свой, и глас уяснив, проповеда всему народу от нахождения иноплеменик за избавление града обещатися поставити церковь единаго дни во имя собеседника блаженаго Прокопия великаго в чюдесех преподобнаго и богонос-наго отца нашего Варлама Хутынскаго новгородцкаго чюдотворца. По ней же той бяше преподобный в житии сем блаженному Прокопию о святем дусе быв великий собеседник, и учению наставник и опасению вождь. Оттоле же и до днесь образ преподобнаго Варлаама со блаженным Прокопием написуют, на единой иконе. Храма,же сицеваго во граде Устюзе прежде сего не обретеся. Градстии же людие слышавше сия от раба божия безмолвника мниха Левкия, и воздаша хвалу Господу Богу и Пречистой Богородицы, давшаго ему о сем разум благ, и помянуша яко таков был блаженный Прокопий в житии сем, собеседник преподобному Варлааму, иногда бо в мале часе времени, в великом и славном Новеграде обретеся и прихождаше ко преподобному Варлааму на Хутыню ползы ради душевныя, и друг к другу беседоваста, бе ста бо друга о святем дусе, и благословение от него приимаше, и тако обреташеся во своем ему граде Велицем Устюзе, яко же вторый пророк Аввакум, от Иерусалима с пищею обретеся в Вавилоне к Данилу пророку, и паки во Иерусалиме. И по сем вси людие единогласно рекоша и даша обет великому и многочудесному преподобному чюдотворцу Варлааму, яко вскоре поставити церков во имя его и все служебная устроити. Да такоже не оставити собеседника его святаго и блаженнаго Прокопия, ускорить прийти Духом милости от Великаго Новаграда и способствует другу своему избавити град Великий Устюг и живущия в нем люди от нахождения иноплеменник. Искони же ненавидяй добра рода человеческаго враг вселукавый диавол, видя множество людей града Устюга, яко возложиша надежду на всещедраго и многомилостиваго Бога и Пречистую его Богоматерь и на святых и блаженных Прокопия и Иоанна устюжских чюдотворцов и на многочюдеснаго отца преподобнаго Варлаама, и вскоре враг воружив злых иноплеменников полских и литовских людей. на град Устюг Великий, дабы не успели обещанные церкви преподобному поставити. И внезапу месяца генваря в 25 день, на память иже во святых отца нашего Григория Богослова, свирепыя иноплеменники, яко зверие лютии приспеша к граду Устюгу. Егда же быша от града пять поприщу села, нарицаемого Цареконстантийское, и уряди-ша полки своя на брань, и напрасно удариша кони своя, да вскоре своим стремлением устрашат, и восхитят град Устюг со множеством народа, и доехаша до малые речки зовомые Стриги. И у тоя речки все кони их напрасно сташаи не поидоша на лед тоя реки и ко граду Устюгу. Они же без милости начаша бити кони своя и томишася на много время. И некако же кони их за оду речку поидоша, яже бо возбрани им невидимо некоторая божия сила молитвами Пречистыя Богородицы и преподобнаго отца Варлаама, и святых блаженных чюдотворцев Прокопия, Иоанна, сицевое божие милосердие.

И в той час скоро прибеже во град Устюг из того села некто наречием людин именем Евдоким и поведа болярину и воеводе Михаилу Александровичю и всему народу, яко сокрывшуся ему в тайне месте, и зрящу на иноплеменныки на вся яже на них бываемая. Они же возвратишася от тоя реки Стриги вспять в то же село, и стояще на долге часе вопрошающе на долг час вопрошающе вожеи своих, и поидоша от села того, и от града Устюга не видевши и поидоша ко стране за великую реку зовомую Двину, и обон пол реки тоя нача приближатися ко граду Устюгу. И отпущаху от себе резвых людей, дабы имзажещи посадные дворы, которыя не в остроге. Людие же града того конники и лыжные ходоки не припущаху их, но далече отгоняху. Егда же ся злии иноплеменницы приближахуся к Великому граду Устюгу, тогда же болярин и воевода Михаиле Александрович и старейшины града . того отпустиша против их царского же синклита воеводу Гаврила Григорьевича пореклу Пушкина, снимжемнози людие града того конницы и пешие лыжники хождаху, изыдоста со ориужием моля-щеся Богу. И паки поимаша наши пешие лыжники оного пана, иже хотяше зажещи монастырьживоначалныя Троицы, еже есть на Глядине. И тогда скоро его яша и приведоша во град пред воеводу и начаша мучити его. Он же поведая им, невемы каков бе град и каковы люди в нем. И скоро его смерти предаша, извлекше его вне града псом на снедение.

Оставши же людие во граде с болярином и воеводою Михаилом Александровичем по забралом острога стояху уготовляхуся ко брани всяким оружием противу иноплеменник. Соборная же и апостольская церковь Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Успения, протопоп со братиею, и прочих церквей священницы и диакони, и весь причет церковный, и множество народа, старии и юнии, иноцы и черноризицы, мужие и жены, сошедшеся в соборую, и апостольскую церковь. И вземше чюдотворный образ Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы с превечным младенцем честнаго и славнаго ея Одигитрия, и честныя кресты, и образ святаго блаженнаго Прокопия с преподобным Варлаамом на едино доске, тако же и образ блаженнаго Иоанна, и хожаста по забралом острога, и воздающе молебная пения, и вси припадающе со слезами умилно воп.ияху глаго-лющи: О пресвятая госпожа Дево Владычице Богородице вышшии еси Госпоже ангел и архангел, и всея твари честнейши милостию своею спаси Госпоже и помилуй раб своих и избави град сей от нахождения иноплеменник и отврати, Госпоже, всякий гнев подвизающийся на ны праведно, и посети, Госпоже, превеликою милостию своею, мир и здравие подаждь нам. благоволением и благодатию единороднаго сына твоего и Бога нашего Иисуса Христа. Такожде призываху на помощь прилежно многочюдеснаго чюдотворца Варлаама и святых блаженных Прокопия, Иоаннада будут граду своему помощники, да не предатят, но да избавят людей своих от нахождения иноплеменник. Егда же приидоша к нерукотворенному образу Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, еже прежде поставлен на стене градцкой над враты; из давных лет обычай имяху людие града Устюга: во все лето в две дни в среду и пяток приходити всеосвященный собор и вси людие градстии с чюдотворным образом Пречистыя Богородицы и с честными кресты и со иконами святых и .блаженных чюдотворцов Прокопия, Иоанна, и пояху молебная о благоверном царе и о всей полате и воех их, и просяще милости о ведре и о дожде и о умножении плодов земных. К сему же и ныне прикрыша лицы землю и очи свои возведоша горе, и руце свои воздеша на высоту со слезами, вопияху глаголюще: О владыко человеколюбче, всесильный царю Христе, приими нас грешных раб твоих, припадающих к тебе, и не предаждь нас Господи в руце врагом нашым, сокруши силу их, и разсыпли советы их, угаси прещение их, низложи возносимую их гордыню. Да не похвалятся о нас врази, да не рекут глаголюще:

Господь есть Бог их. Ты бо еси Бог наш, и мы людие твои, и к тебе припадаем и молимся, и просим, сотвори с нами по милости твоей, отпусти грехи наша и помилуй нас, твои бо есми раби дася не постыдим, да не надолзе умножится злоба диавола, губителя душ наших, и да не порадуются о нас врази наши. Виждь немощь нашю и поели нам в помощь благодать твою во отгнание врагов наших и во избавление граду твоему, и нам рабом твоим уповающим на тя, яко имя тебе человеколюбец. И вси вопияху глаголюще: Господе помилуй. Мило-стию же и щедротами всесилнаго и вторцы славимаго Бога, и Пречистыя его Богоматери, и великих чюдотворцов молитвами.

В той час людие градстии конники и лыжники и пешие, сходяся со иноплеменники, и многих их иноплеменники кони их похватиша, их самех велми устрашиша, яко отидоша от града в весь зовомую Алмешь и обночевастася ту по селом, обонь поле реки глаголемыя Югу и Сухоны, еже тии обе реки совокупишася вместо и оттоле поиде и до моря-окияна река зовомая Двина. Они же стояше нощи тоя, пожигающе дворы, показующе пристрастие гражданом. Людие же во граде всю нощь бес сна пребывающе, ови со священники ко святым божиим церквам приходяще и молебная пения совершаху ко всесилному Богу и Пресчистей Богоматери и ко святым блаженным Прокопию, Иоанну и к преподобному Варлааму о избавлении града Устюга от иноплеменник, со слезами приношаху моление, по забралом ходяще и стрежаху со опасением, иних же просяху у Бога помощи.

Прихождаху к селом, идеже они злии иноплеменницы стояста, и хватаху у них стражей и пленников, и много коней от них восхищаху, их же велми устрашаху, не дающе им покоя день и нощь, яко прибегати им от села в село, бе бо бысть в то время мраз велий и студень велика зело, еже божею милостию к нам: мм же врагом нашим в скором их нашествии на град Устюг, яко и рукам иззябнути, и не мощи им оружия держати крепко, и своими руками владети мраза ради, и далнаго прохождения пути, и люте рыкающим им о погибели своей яко едва огревахуся, бегающе по селом.

Утру же бывшю светающи дню, тии же злии врази наши полския и литовския люди послаша от себе многих людеи на гору зовомую Гледен к монастырю Святыя и Живоначальныя Троицы близ града Устюга, дабы им осмотрети накрепко Великий град Устюг з горы тоя и уловити бы человека от граждан сих, дабы уведати крепость острога и колико людей в нем, какова бранная оружия, и что устроение людем к ратному делу, и хотяху зажещи монастырь Святыя и Живоначальныя Троицы. Всещедрый же и премилостивый Господь Бог наш вемый бо яко молитвами Пречистыя его Богоматери и преподобнаго отца Варлаама и святых блаженных чюдотворцов устюжских Прокопия, Иоанна, не восхоте предати на посмех и на поругание и на осквернение злыи иноплеменником святых божиих церквей и честныя чюдотворныя иконы матери своея Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго ея Одигитрия и святых мест, идеже лежат святии и блажении чюдотвор-цыПрокопии, Иоанн; изволили помиловати Великий град Устюг, и люди в нем живущия избавити от иноплеменников, не хотя смерти грешником, но ко обращению от грех приводя, яко же рече пророк Давид:

Посещу жезлом беззакония их и ранами неправды их милость же мою не разорю от них и предаде в ловитву самех ловящих. Яко они злии не улучиша обрести в руках своих от искомых нико же, и монастыря Пресвятыя и Живоначальныя Троицы зажещи не успеша.

Неции же людие от граждан ухватиша у них некоего единаго пана от совета их близ монастыря того Святыя Троицы, прочий же разбего-шася к полком своим, сего же едва привезоша во град. И по многех вопросех от него по ответех уведаша, яко же вси они злии иноплеменницы страха и ужаса исполнени, мыслят бо и не ведаят, что сотворити Устюгу Великому, или камо пойдут и како путь обрящут.

Болярин же и воевода Михаиле и старейшины градстии и вси людие совет положиша, и вскоре них отпустиша воеводу Гавриила Григорьевича Пушкина, и с ним было множество людей урядивше полки всяцем оружием бранным. Егда же они поидоста, вскоре прибегоша к начални-ком своим тии иноплеменницы, еже желаемаго человека от града не улучиша, но от самех их граждане единаго ухватиша от сонма их перваго от началников своих советника. Они же слышаще сия ужасошася яко не уведаша градскаго совета: а их же шатание и помышление во граде объявлено бяше. И егда услышаста, яко идет на них воевода и с ним множество людей, и помянуша прежнее чюдо, как не поидоша кони их за реку Стригу ко граду Устюгу Великому, и како с ними сходящеся градстии людие и коней от них похватиша, и како тоя нощи воеводы ту не бе, и немногие люди не даша им покоя во всю нощь, яко убегати им, наипаче же нападе на них страх и ужас и трепет объят мх. И побегоста от града Устюга Великаго лесы и непроходимыми месты, иде же обрящу домы православных христиан, ту без милости пожигающе, самех же христиан обтекающе и мечю предающе, и скоро течаху вверх по реце Югу. Егда же добегоста до волости еже зовома Кичменга, тамо бо мнози людие овии противу их сташе, инии же вослед их ту догнаша. О человеколюбия божия, о милосердия владычная, кто изочтет глубину милости божия. Яко ту их поляков и литовских людей самех боле дву сот убиша, а иных живых ухватиша, пленников же российских людей иже по многим градам и весем пленени быша.

Вси же людие Великаго града Устюга и окрестные веси собрашася во град и разумеша избавление граду и многия радости исполнишася. Руце свои воздеша на высоту, воздаша хвалу всесилному в Троицы славивому Христу Богу нашему: яко не отвратися создания своего в конец ни же забы дело руку своею, и избавил град свой Устюг и живущих в нем люди от нахождения иноплеменных от злых поляков и литовских людей молитвами Пречистыя своея матере и угодников своих преподобнаго Варлаама, и блаженных чюдотворцов Прокопия, Иоанна.

Есть же от града Устюга, яко 20 поприщ по реке зовомыя Югу до устия реки, зовомыя Лузы, ту же между обема рекама стоит церковь во имя всех святых, от тоя же церкви иерей именем Григорей посла написание за своею рукою к болярину Михаилу Александровичи и ко всему народу, яко некто христианин зовомый именем Григорий по реклу Клементов уже бо ему многолетну и добродетелну сущу, ему же иерею сын духовный, и поведа ему, яко марта в 13 день идущу ему от града Устюга в весь идеже пребывает. Егда же бывшу ему на Южском волоку и внезапу наиде на него мрак и уды его разслабеша, ему же укрепляющуся стояти, и невозможе яко и жезлу его от руки отпасти и нозе его подвигнувшися ему же падшу, и в тонок сон вшедшу, и слышавшу неких глаголавших к нему: Иди человече и повеждь во граде болярину и воеводе Михаилу Александровичи и гражданом и южских властей добродетелным человеком, что щедрый и премилостивый Господь Бог наш подаде им помощь побити многих полских и литовских людей, а иных от них живых изымаша иноплеменников и российских пленников отгнаша; они же бы хвалу воздавали всесилному Богу и Пречистой его Богоматери и святым мужем и угодником его: сами же бы в гордости похвалою не возношалися, овии же людие прилежно со иноплеменники бишася, инии же по них хождаху, от мертвых имение восхищаху, о сем бы вражды и крамолы между собою не держали и гневом не распалалися, яко от подающего нам Бога вменится, мы же глаголющи ти: Прокопий, Иоанн, иже юродствовахом Христа ради во граде Велицем Устюзе, и преподобный Варлаам чюдотворец пришед от Великаго Новаграда способствовал нам ныне же шествуем ко граду Устюгу возвратишася с победы еже на иноплеменники. И паки престаша глаголити. Он же Григорий пробудився от сна и скоро востав и поиде в путь свой радуяся, яко виде таковое преславное чюдо, и прослави Бога, и пришед ко отцу своему духовному и поведа ему вся, в церкви ту же бывшим мнозем людем предстоящим слышаху тыя глаголы его. Болярин же и воевода Михаиле Александрович исшед вне оттуду, иде же седяше правя градский закон, и повеле молчати всему народу. Молчанию же бывшу, он же повеле чести сие написание. Градстии же людие всенародное множество слышавше сицевая благодарения, возврадовашася радостию великою зело, и от радости со слезами прославиша Господа Бога, прославляющего угодников своих святых блаженных Прокопия, Иоанна и преподобнаго отца и чюдотворца Варлаама. И воспомянувше обет свой, и вскоре трудив-шеся постяся, и поставиша храм во градцкой осыпе. В нем же две службы учиниша: едину Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго ея явления чюдотворныя иконы иже в Казани; другую же преподобнаго и богоноснаго отца нашего Варлаама чюдотворца. И образ его на пядничной доске написаша и во церкви поставиша и церковь освятивше апреля в 17 день, иже видима всеми на память преподобных отец наших Симеона иже в Персиде и Акакия иже в Лествицы. В первое лето, егда приимшу врученную ему от Бога царския высоты правление хоругви благоверному и христолюбивому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея России устрой и пречестный и крестоносный царский скипетр тому вручи, и властодержца надо всеми сотвори при освященном митрополите ростовском и ярославском Кирилле. И устроиша у тоя церкви повсядневную службу, яко быти двема священникома, третиему диакону.


Дальше

ПРИМЕЧАНИЯ

{1}  Устюжский летописец. Вторая редакция // ПСРЛ. - Л., 1982. - Т. 37.

{2}  Кукушкина М.В. Новая повесть о событиях начала XVII в. // ТОДРЛ. - М.; Л.1961. - Т. XVII. - С.374-387.

{3}  Белоброва О.А., Власов А.Н. Житие Прокопия Устюжского // Словарь книжников и книжности Древней Руси. - Л., 1988. -Вып.2. (вторая половина XIV-XVI в.). - 4.1 - С.323; Кукушкина М.В. Повесть о пожаре 1610 г. в Великом Устюге // Материалы и сообщения по фондам Отдела рукописной и редкой книги. 1985. - Л. 1987. - С.178.


Дальше